Она всегда готова простить…

«Мне скоро — девяносто, — бегут перед глазами строки. — Так хотелось бы хоть на одну минуту увидеть своих детей и крепко их обнять.» Это — единственное желание Елены Николаевны. Старушка родила и воспитала троих детей, и на закате своих лет оказалась в Доме престарелых города Комрат. Мой главный редактор отправила меня туда сделать небольшой репортаж, к его семилетию. Это был не самый легкий репортаж. «Больней, чем быть укушенным змеей, — иметь неблагодарного ребенка,” — сказано у Шекспира…

Забытая бабушка…
У них есть почти всё, что создаёт уют и домашнюю обстановку. Вышитые дорожки, комнатные цветы, домотканые ковры – атрибуты их прежнего быта. «Почти» — потому что домашней атмосферы здесь все равно нет.
Я сидела и ждала, пока освободится директор, когда ко мне подошла маленькая сухонькая бабушка.
«Доченька помоги мне, пожалуйста, написать правильно адрес на конверте, а то у меня бегут перед глазами строчки и боюсь ошибиться,» — обратилась ко мне она и мило пригласила к себе. Опираясь на трость, Елена Николаевна медленно направилась к своей комнате. Пока мы шли по длинному и узкому коридору, я слышала, как другие обитательницы приюта шептались: «Забыли про неё совсем. Тоскует, очень тоскует старушка …»
Тот, кому доводилось бывать в подобных местах, не мог не заметить, как многолико представлено здесь содружество сыновей и дочерей, как широки подаренные на память их улыбки, застывшие у изголовья тех, кто ждет и не устанет ждать. Фотографии… Фотографии… Ежеминутно пульсирующая память. Ею иные только и живут…

Слава Богу, дети хорошо обустроили свою жизнь …
Бабушка Лена — так её называли медсёстры, — не знала, куда меня усадить, чтобы мне удобнее было писать.

Обустроив всех своих детей, Елена Николаевна с мужем Владимиром Ивановичем остались одни. Жили они в согласии. А через три года, как все дети разъехались, у Владимира Ивановича случился сердечный приступ. погиб от сердечного приступа. И бабушка Лена осталась одна. На семейном совете, вскоре после похорон мужа, она попросила детей определить её в Дом престарелых.
«Слава Богу, дети хорошо обустроили свою жизнь. Работают за рубежом, только младшая дочка Света осталась в Комрате,» – в голосе старушки слышится гордость. «Ваши дети, наверно, редко вас навещают?» — поспешила я с вопросом.
Елена Николаевна не в состоянии была продолжить свой рассказ. Опустив голову, она краем платка едва успевала вытирать глаза, набухшие горькими слезами. Немного успокоившись, она с трудом достала клочок бумаги, на котором прописью был написан адрес дочери. «Девочка моя, прошу тебя, зайди, пожалуйста, к моей Светлане. Пусть она найдёт минутку свободного времени и зайдёт ко мне. За пять лет я очень соскучилась по ней и по внучатам, они, наверно, уже в школу ходят,» — просила меня моя собеседница.

Я с трудом удерживала слёзы. Я просто молчала. В голове не укладывалось одно: почему в ту воспитательную пору, когда мы внушаем детям, что родители — самое святое в жизни каждого из нас, мы противоречим себе своими же поступками?! Почему не задумываемся, что наши действия — опыт для детей? Что жизнь, в конце концов, может обернуться бумерангом?
“Жизнь Елены Николаевны была довольно тяжёлой. Она пережила суровые годы войны, а потом и голодовки. Муж её, Владимир Иванович, был военным и постоянно находился далеко от дома. Так что, она практически одна вырастила и воспитала своих детей. “ — рассказала бывшая соседка Елены Николаевны, Варвара Петровна. — “ Но постепенно у них все как-то наладилось, и достаток был. Детей обеспечили образованием. А потом дети выросли, разъехались, и приезжали домой очень редко, один раз лет в пять, может, еще реже. Когда умер Владимир Иванович, она продала дом, и её отвезли в Дом престарелых. Больше ничего я не знаю…” — добавила Варвара Петровна.
Психолог комратского Дома престарелых Анна Келеш добавила еще некоторые детали из истории Елены Николаевны. “По рассказам бабушки Лены, когда она продала свой домик, все деньги до единой копейки отдала дочке, надеясь на то, что она её не оставит. Но это совсем не понравилось сыновьям, которые предлагали поделить всем поровну. Год назад мы смогли дозвониться до младшего сына Дмитрия, который проживает в Мурманске. На наш вопрос: “Почему вы не приезжаете?” он ответил: “А там же Света, пусть она и навещает: ведь всё папино наследство досталось ей.” Но почему дочка её не навещает? Не понятно… Я три года работаю, но её ни разу не видела,” — рассказала психолог Анна Келеш.

“Она сама того хотела …”
До сих пор маятником стучит по вискам брошенные дочкой Лены Николаевны слова: «У меня семья и ответственная работа, нет свободного времени её навещать. Она сама того захотела! Пускай и терпит…”
Возможно, не так просто складывались отношения между бабушкой Леной и ее детьми. Семья — живой организм. И, как у всего живого, у нее тоже могут быть и болезни, и осложнения. Но чаще всего дурное забывается. Дети прощают родителей, родители прощают детей. И, кроме того, не будем лгать самим себе. Близость к детям и внукам добровольно променять на изоляцию в казенном доме? Как это можно назвать, если не обычной материнской жертвой?
Светлана – не одна такая. Сотни, а может, тысячи детей, не способных к благодарности, отрекаются от родителей, оправдываясь занятостью, заработками, или другими жизненными обстоятельствами. И старики остаются один на один со своей старостью, которая сама по себе редко бывает в радость.
“Есть люди с заслугами и без заслуг. Есть люди достойные и менее достойные. Но человек, который дал жизнь и воспитал, имеет особый статус. Не осознавая этого, мы уничтожаем в наших сердцах если не любовь, то хотя бы чувство признательности к нашим родным. И тем самым обделяем себя… И никакое благополучие, престижное социальное положение не восполнят этой потери. Жаль, что прозревают поздно… ” — говорит Пётр Жеков, директор Комратского Дома интерната

“А вы там на что …? ”
«Обделенные вниманием, старые люди часто живут иллюзиями,» — говорит Анна Келеш, психолог Дома престарелых, — «Сочиняют письма от детей, легенды. Мы их слушаем. Бывает, за день такого наслушаешься, что хочется бить в набат, чтобы разбудить чью-то совесть. Знаете, есть люди, которые свыклись с мыслью, что не они, а кто-то за них должен… Да, у нас есть все. Но никакой комфорт, никакие диетические меню не способны погасить ностальгию по детям и внукам».
— И что, отвечают дети или близкие стариков? — спрашиваю я.
— Бывает… Иной раз слышишь в ответ: «А вы там на что? За что деньги получаете?» И несешь в обратный путь человеку, живущему ожиданием, святую ложь… Под этой крышей собрались люди из разных семейных очагов. Разное во взаимоотношениях и привезли: доброе и не очень.. Это хорошо, что вы пришли. Может быть, запишете фамилии, напомните некоторым о долге…
С чувством неразделенной с кем-то вины я покидала этот дом. Наверное, она и мешала мне открыто смотреть в глаза тем, кто шел навстречу. Старушкам, которые спешили к выходу, чтобы опустить письмо в почтовый ящик у ворот, за створами которых гудела и разливалась звонким голосами совсем другая жизнь..

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: